Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
22 июля 2024. понедельник, 20:08
Информационно-аналитическая газета

Статьи

847 0

В замечательный День медицинского работника мы с огромным уважением говорим спасибо всем, кто лечит, за ваш ежедневный, кропотливый труд и любовь к избранной профессии. В преддверие праздника Анна Фридриховна Махнева, к.м.н., врач-патоморфолог высшей категории клинико-диагностической лаборатории АО «Научный центр педиатрии и детской хирургии» рассказывает о том, как она начинала свой путь в медицине и за что любит эту профессию, несмотря на все ее сложности.

В моей семье было много врачей: мама, две тети, дядя и три двоюродные сестры. В детстве я часто приходила на работу к маме в Окружной военный госпиталь, где мне показывали в микроскоп клетки крови, и однажды даже выдали белый халат, чем я очень гордилась. Тем не менее, в школе я не планировала поступать в медицинский институт, потому что мечтала стать филологом. Но при поступлении в Казахский Государственный университет им. Аль-Фараби, сдав сочинение на пятерку, я провалила устный экзамен и начала искать работу, так как стаж давал льготы при поступлении. Это было непросто: мне было всего шестнадцать лет, и меня не хотели принимать на работу. Наконец, мне удалось устроиться лаборантом на кафедру терапевтической стоматологии в АГИУВ. Кафедра располагалась в студенческой поликлинике, и за год работы я прониклась медицинской атмосферой, решив поступать в АГМИ на педиатрический факультет. Студенческие годы для каждого врача, наверное, незабываемое время. Помимо учебы и веселой студенческой жизни, многие старались работать в клиниках, чтобы получать бесценный практический опыт. Я тоже некоторое время работала санитаркой, а в 1990 году, после окончания третьего курса, пришла на летнюю практику в качестве медсестры в НИИ Педиатрии (так тогда назывался наш центр).

Именно в это время произошла случайность, которая определила мою судьбу на всю жизнь. Однажды я пришла раньше всех своих сокурсников и, стоя на крыльце института, попалась на глаза главному врачу Жанне Кокешевне Секеновой. Она отправила меня проходить практику в отделение реанимации, где мне пришлось выхаживать недоношенную девочку. Это позволило мне приобрести полезные навыки и после окончания практики устроиться подрабатывать медсестрой в отделение неонатологии. Работа была сложной. Кроме обычных обязанностей медсестры, мы ухаживали за тремя-шестью новорожденными, которые находились на лечении без мам. Каждые три часа их кормили, пеленали (памперсов тогда не было), мыли и следили за состоянием их кожи. В час ночи детей укладывали спать, а в пять утра в отделении уже стоял крик проголодавшихся младенцев. Медсестры хватали столики со шприцами и неслись по палатам. Подбегаешь к кроватке, вынимаешь новорожденного, распеленываешь, моешь, обрабатываешь все складочки на теле, чтобы не было опрелостей, делаешь назначенные инъекции (крик, конечно же, усиливается), потом заворачиваешь в чистую пеленку, укладываешь в кроватку и даешь ему вожделенную бутылочку с молоком. В отделении наступает благословенная тишина, дети вновь спят, и медсестры вздыхают с облегчением до следующего кормления. После бессонной ночи и общения с новорожденными на следующий день было весьма сложно не заснуть на занятиях, хорошо, что преподаватели относились к работающим студентам с пониманием.

 Когда в 1993 году я получила диплом врача-педиатра, Жанна Кокешевна предложила мне остаться работать в клинико-диагностической лаборатории. Я была очень рада этому предложению. Именно в этом году, благодаря огромной работе профессора Кулян Омаровны Омаровой, в нашем институте открылся онко-гематологический центр. Тогда это было всего два отделения, куда приняли много молодых врачей, и некоторые из них, как и я, до сих пор работают в институте. Работа в лаборатории была сложной, но очень интересной. Мне повезло, что я могла в любой момент проконсультироваться у моей мамы, которая тоже работала врачом-лаборантом. Она научила меня многим тонкостям профессии, а самое главное – подсчету миелограммы, то есть методике цитологического исследования костного мозга, необходимой для диагностики гематологических заболеваний.

Проработав семь лет врачом-лаборантом, я была вполне довольна своей специальностью. Но однажды меня вызвала к себе заведующая лабораторией, профессор Билялова Кальсым Искандеровна, и предложила открыть в лаборатории новое направление – патоморфологическое. Скажу честно, сейчас я не уверена, что согласилась бы, если бы заранее знала, какой непростой путь мне придется пройти. Но тогда я была молода и полна энтузиазма, поэтому этой сложной дорогой и продолжаю идти по сей день. Это были напряженные девяностые годы, мне выделили комнату, выдали микротом «возрастом» в 50 лет, который нашли в подвале и полную коробку баночек из-под детского питания. С этим багажом я и приступила к освоению и последующей организации работы одного из самых сложных разделов медицины.

В настоящее время уже, наверное, никто кроме меня не вспоминает с чего мы начинали, потому что сейчас наша лаборатория имеет все возможности для качественной работы и дальнейшего развития. Поскольку Научный центр очень вырос за эти годы, то почти в десять раз возросла и потребность в наших исследованиях. Мы проводим исследования операционного и биопсийного материала для всех отделений хирургии, онкогематологического центра и отделения сложной соматики, также при необходимости пересматриваем материал из других клиник Казахстана. В настоящее время диагностика большого числа болезней невозможна без патоморфологических исследований, это в первую очередь онкологические, а также некоторые гематологические заболевания, синдромы мальабсорбции и многое другое. Именно точная диагностика лежит в основе успеха лечения наших маленьких онкологических пациентов даже с опухолями, выявленными на ранних стадиях, так как позволяет лечащим врачам подбирать наиболее эффективную терапию.

Однако наш вид диагностики крайне сложен, так как спектр известных опухолей необычайно широк. Например, в классификации опухолей мягких тканей ВОЗ насчитывается 156 отдельных нозологических форм и их вариантов, опухолей кожи – 247 нозологических единиц, опухолей гемопоэтической и лимфоидной ткани – 178 нозологических форм, и это далеко не всё. Кроме того, в соответствии с современными требованиями онкологии, недостаточно установить только гистологический тип новообразования. Каждый вид опухолей должен быть исследован и описан по строго определённому протоколу. Вся работа должна быть командной, проходить в тесном сотрудничестве с врачами-клиницистами, генетиками, рентгенологами и многими другими специалистами. В нашей лаборатории работают три врача и три лаборанта. Моя коллега, Бекишева Айгуль Нурпапаевна, в 2014 году прошла обучение в Москве, в известном центре имени Дмитрия Рогачева. В течение трех месяцев она осваивала новое для нас, но крайне важное иммуногистохимическое исследование и внедрила его в нашу рутинную работу. Конечно, мы еще не можем использовать все достижения современной медицины. Нам необходимо продолжать развивать интеграцию с молекулярно-генетическими исследованиями, так как диагностика многих заболеваний невозможна без поиска соответствующих мутаций. Нам есть куда стремиться и развиваться. Поскольку наша отрасль медицины развивается очень быстро, нам приходится постоянно учиться. Как писал Льюис Кэрролл в известной сказке "Алиса в Стране чудес": «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!». Поэтому мы стараемся использовать каждую возможность перенять опыт у отечественных и зарубежных специалистов. Особенно мы благодарны российским коллегам за их  помощь и поддержку.

К сожалению, в патологоанатомической службе Казахстана существует большая проблема — дефицит молодых специалистов. Это связано с недостаточным информированием студентов медицинских вузов и сложностью работы, требующей хорошей зрительной памяти, пространственного мышления, аналитических способностей, клинического мышления и владения большим объемом информации. Подготовка врача-патоморфолога занимает много лет, к чему не все молодые специалисты готовы. Однако сейчас к нам пришла молодая, перспективная доктор — Диляра Талгатовна Жандильдина, которой мы надеемся передать наш опыт и помочь освоить новые горизонты в нашей профессии.

Что я хочу пожелать коллегам в День Медика? Чтобы ваш труд продолжал оставаться востребованным и уважаемым, чтобы работа приносила радость и удовлетворение, чтобы бытовые проблемы не мешали исполнять ваш долг, чтобы ваша самоотдача, стойкость и милосердие не оставались незамеченными обществом!

Доброго здоровья, мира, добра, благополучия вам и вашим близким!

С Праздником, дорогие Доктора!

Понравилась новость? Расскажи друзьям на


Еще больше новостей на нашем Telegram-канале
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы