Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
21 июня 2021. понедельник, 16:29
Информационно-аналитическая газета

Статьи

555 0

Невероятный скачок в медицине обещает нам генная инженерия. Оптимистично настроенные ученые уверяют, что доставка нужных генов прямо в клетки и ткани организма или их направленное редактирование позволят «починить» неисправные молекулярные процессы, что даст в сравнении с традиционной фармацевтикой принципиально новые возможности для терапии ранее неизлечимых болезней.

К сожалению, медицинская генетика СССР, а затем и всего постсоветского пространства значительно отстала от западной. Каток репрессий в 30-е годы, слабая материальная поддержка в конце ХХ века, «утечка мозгов» в начале ХХI, неудовлетворительная подготовка кадров в вузах до настоящего времени – эти факторы оказали исключительно негативное влияние на развитие науки. Сегодня ситуация все так же далека от оптимизма: в медико-генетических консультациях катастрофически не хватает врачей-генетиков, технологии лечения с использованием генной терапии буксуют, новые генно-инженерные препараты приходится закупать у США и Европы, сбор генетических данных требует финансовых вливаний, а их по-прежнему не хватает. Об этих проблемах говорили ученые-генетики, участвовавшие в конференции «Терапия будущего. Трансформация рынка лекарств», которую организовало Министерство здравоохранения РФ. Дискуссия была интересной – участники предлагали свои решения для преодоления препятствий на пути к генной терапии, созданию специализированной IT-инфраструктуры, а также нормативно-правовой базы для внедрения новейших препаратов и обновления образовательных программ в области генетических технологий.

Модератор встречи, главный внештатный специалист по медицинской генетике Минздрава РФ Сергей Куцев, открывая встречу отметил, что интенсивное развитие генетических технологий предопределило невероятный прогресс медицинской науки, особенно в области изучения онкологических, эндокринных, сердечно-сосудистых, аутоиммуных и других заболеваний. В настоящее время известно более 4000 генетических болезней, встречающихся в практике врача любой специальности, и их количество постоянно увеличивается. Генетическая диагностика, генно-инженерные и генотерапевтические препараты, генно-клеточные технологии стали реальностью в клинической практике. В результате генетика стала очередным вызовом для системы здравоохранения. Проблемы подготовки высококвалифицированных специалистов в области клинической и лабораторной генетики, создание отечественных площадок для производства инновационных лекарственных препаратов, оборудования и тест-систем, создание собственных клинических и геномных информационных сервисов, нормативно-правовое регулирование медицинской деятельности с использованием генетических технологий требуют своего разрешения.

Мы, как никогда близко к входу в новую эру генной терапии, отмечали многие спикеры форума. Множество препаратов этого класса для использования по различным показаниям уже находятся на разных стадиях тысяч клинических исследований. Тем не менее поскольку генная терапия на пути внедрения в клинику поначалу столкнулась с серьезными препятствиями и неудачами, а также в связи с трудоемкостью разработки, для реального лечения пациентов пока одобрено совсем немного таких лекарств:

1. Strimvelis, первоначально выпущенный GlaxoSmithKline (GSK), был первым продуктом генной терапии ex vivo, получившим одобрение для использования у пациентов в Европе в 2016 году. Этот препарат предназначен для лечения редкого наследственного заболевания – дефицита аденозиндезаминазы (ADA).

2. Zynteglo – препарат для лечения врожденного заболевания крови, известного как β-талассемия – недуг, при котором у пациентов снижается способность вырабатывать гемоглобин.

3. CAR-T-терапия – при ее применении иммунные T-лимфоциты извлекают у пациента, модифицируют внедрением кодирующего особым химерным рецептором гена, после чего размножают. Измененные лимфоциты, теперь уже экспонирующие на своей поверхности требуемый рецептор, вводят больному. Такая модификация позволяет T-клеткам с усиленной специфичностью находить и уничтожать опухолевые клетки, что и обусловливает терапевтический успех этого лечения.

4. Glybera компании uniQure стала первым генотерапевтическим препаратом in vivo, зарегистрированным в Европейском союзе еще в 2012 году. Она представляет собой вирусный вектор AAV1, несущий нормальную копию гена липопротеинлипазы (LPL) для лечения недостаточности LPL – редкого генетического заболевания, при котором из-за дефекта в гене LPL у пациентов накапливаются триглицериды и возникает тяжелый панкреатит.

5. Luxturna, выпускаемая Spark Therapeutics, – первый препарат генной терапии in vivo, получивший одобрение для использования в США (в 2017 году). Это лекарство предназначается для лечения редкой формы наследственной слепоты, вызываемой биаллельной мутацией (повреждением обеих копий гена) гена RPE65.

6. Zolgensma – сейчас самое дорогое лекарство в мире (стоимостью 2,1 миллиона долларов). Выпускаемое компанией Novartis, это средство предназначено для лечения спинальной мышечной атрофии (SMA) – редкого наследственного нейродегенеративного заболевания, которым, однако, страдает примерно 1 из 10 000 человек.

7. Imlygic от Amgen – это препарат совершенно иного типа, чем рассмотренные выше, поскольку вирус (а именно генетически модифицированный вирус простого герпеса) здесь используется не просто для доставки целевого гена, но сам по себе является терапевтическим агентом, вызывая, с одной стороны, гибель инфицированных им опухолевых клеток, а с другой – активируя иммунную систему на борьбу со злокачественным заболеванием.

Отметим, что генная терапия сегодня заключается главным образом в переносе определенных генов в соматические клетки человека, поскольку изменение генома клеток зародышевой линии в терапевтических или иных целях запрещено в большинстве имеющих соответствующие технологии стран. Поэтому изменения генетической информации при таком лечении не передаются по наследству и затрагивают в основном только определенные клетки-мишени в организме. У этого правила есть одно очень известное исключение – китайский ученый Хэ Цзянькуй при помощи системы CRISPR/CAS9 внес изменения в геном полученной путем экстракорпорального оплодотворения зиготы. Зигота была имплантирована обратно женщине, которая родила двух генно-модифицированных девочек, известных под псевдонимами Лулу и Нана. Эксперимент Цзянькуя стал вопиющим нарушением действующих биоэтических и научных норм, а его огласка спровоцировала большой скандал и жаркие дискуссии относительно возможностей подобной модификации людей в современном мире.

«Бытовое представление о том, что ученые могут взять CRISPR/CAS и восстановить участок генома в том виде, в котором его предусмотрела природа, пока далеко от реальности – технология нуждается в совершенствовании», – такое мнение высказал руководитель созданного в структуре РНИМУ им. Н.И. Пирогова Центра высокоточного редактирования и генетических технологий для биомедицины Дмитрий Купраш.

«Не надо ожидать чудес, – заявил Купраш. – В прошлом году на волне сообщений об отредактированных китайских детях вышли очень подробные международные рекомендации, которые касаются редактирования эмбриона. Но это и любое другое редактирование сталкивается с тем, что технология пока несовершенна». По его словам, центр, который он возглавляет, работает над несколькими проектами по совершенствованию редактирования.

«Есть целый ряд проблем в этой сфере, – уточнил Купраш. – Обычно исследователи ставят на первое место регуляторику. То, что называется investigator initiated clinical trial (исследования, инициированные независимыми учеными), в российском правовом поле отсутствует. Если это понятие появится, будет очень хорошо. Другая проблема – технологическая. В частности, нет крупных площадок, где можно было бы в больших объемах и должного качества производить адено-ассоциированные вектора».

«Коррекция патологических процессов с помощью генетической модификации может стать одним из прорывных направлений, что по сути уже произошло в части генной терапии. Использование указанных технологий мы рассматриваем ェU#9__как возможность помочь людям справиться с последствиями инсульта головного мозга, заболеваниями нервной системы, решить вопросы, связанные с иммунитетом, вирусными заболеваниями, свертываемостью крови. С точки зрения развития здравоохранения и медицинской науки, генетические технологии в ближайшем будущем займут одно из ключевых мест, создавая новые возможности для врачей и пациентов», – высказал уверенность директор Департамента государственного регулирования обращения лекарственных средств Минздрава России Филипп Романов.

Несколько докладов форума были посвящены созданию базы генетической информации. Подобные информационные центры есть уже и в Европе, и в США, и в Японии, и в Китае. Среди главных целей – формирование современной информационно-аналитический инфраструктуры для разработки прорывных генетических технологий в области биобезопасности, медицины, сельского хозяйства, промышленных биотехнологий, а также сохранение цифрового генофонда биологических ресурсов. Предполагается, что в базе данных будут храниться геномы не только человека, но и микроорганизмов, животных и растений.

Огромное значение создание базы генетических данных будет иметь для развития медицины в стране, считает Кристина Сергунова, советник президента по ядерной медицине НИЦ «Курчатовский институт».

«Аналитика и сбор данных позволят не только усовершенствовать терапевтические возможности, но и помочь диагностировать заболевания на самых ранних стадиях. При адекватно выбранной терапии это повысит вероятность благоприятного исхода. Работа с базой генетической информации позволить лучше понимать причины заболеваний, находить неизвестные ранее биомаркеры, разрабатывать препараты нового поколения, в том числе вакцины, определять наследственные заболевания и предрасположенность к различным патологиям, то есть даст толчок развитию предиктивной и персонализированной медицины. Пользователями базы данных станут все структуры, которые занимаются агрегацией геномных данных: биоинформационные и инновационные компании, промышленные организации, ветеринарные лаборатории и специально созданные опорные центры секвенирования. Последние предназначены для системного сбора данных во всех частях страны, а также формирования методики изучения и логистики образцов», – рассказала К. Сергунова.

Итогом форума можно считать слова Сергея Куцева, который подчеркнул, что генетические технологии открывают огромные перспективы для развития науки, здравоохранения, экономики и бизнеса, а выработка эффективных решений сегодня предполагает объединение усилий всех заинтересованных сторон.

Подготовила Елена Томилова

Понравилась новость? Расскажи друзьям на
17 мая 2021
«Казахстанский фармацевтический вестник» №10 (609), май 2021 г.
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы